• Икона дня

Человек перед Богом

Документальный цикл «Человек перед Богом» состоит из 10 фильмов, посвящённых истории, устройству и вероучению Православной Церкви. Речь пойдёт о храме и его архитектуре, об иконе и святых, о богослужении и церковных праздниках, о таинствах и обрядах.
Цикл представляет собой путеводитель по храму для тех, кто испытывает желание или необходимость заглянуть в церковь, но мало знает о том, что такое храм Божий, как он устроен и главное — как себя вести в храме.

Фильм Первый — «Введение во Храм».
Этот фильм посвящен устройству церкви, ее истории, архитектуре, убранству, символам. Митрополит Иларион расскажет, как принято входить в храм, куда поставить свечу, как подать записку о здравии или упокоении.

Человек перед Богом (Студия Неофит, ТК Культура, 2011)
Автор и ведущий — митрополит Иларион (Алфеев).

Фильм второй — «Икона».
В этом фильме мы поговорим об Иконах — святых образах которые христиане называют окнами в вечность. Что такое икона, почему иконы почитаются в православной церкви? К кто был первым иконописцем? Об этом и многом другом в этом фильме…

Фильм третий — «Таинство Крещения».
Наш фильм посвящен таинству Крещения. Это самое первое таинство, оно открывает человеку, поверевшему во Христа дверь в Церковь. С этим таинством в Православной церкви соединено другое — самое короткое из всех, оно длится около одной минуты, — таинство Миропомазания…

Фильм четвертый — «Таинство Евхаристии».
Этот фильм посвящен Божественной Литургии — Богослужению за которым происходит главное Таинство Церкви — Святая Евхаристия…

Фильм пятый — «Исповедь, молитва и пост».
Сегодня мы начнем наш разговор с Таинства покаяния — Исповеди. Вы узнаете о том, для чего установлено это таинство, как к нему готовится? Зачем нужен духовник, и что церковь считает грехом?…

Фильм шестой — «Богослужение».
Этот фильм посвящен православному Богослужению. Как молились первые христиане? Что такое всеночная и как долго она продолжается? Почему за Богослужением используется не русский а церковнославянский язык?…

Фильм седьмой — «Елеосвящение и отпевание».
Сегодня вы узнаете о том, как церковь помогает верующим в болезнях и недугах, как она сопровождает его в предсмертные часы и не оставляет своей молитвой и вниманием даже за порогом смерти…

Фильм восьмой — «Таинство брака».
Этот фильм посвящен таинству брака — Венчанию, которое служит началом для всякой христианской семьи. Каково христианское понимание брака? Почему брак является таинством? Почему жених и невеста надевают венцы?…

Фильм девятый — «Богородица и святые». Этот фильм посвящен людям, которые в своей земной жизни достигли идеал святости, а также единственной в истории человечества женщины, которую церковь называет Пресвятой…

Фильм десятый — «Праздники». Этот фильм о Праздниках церковных и о Пасхе Христовой, как празднике праздников и торжестве из торжеств. Что такое Сретение, Благовещение, Пятидесятница? Почему на Крещение освещают воду, а на Преображение яблоки и виноград?

Антоний, митрополит Сурожский
«Человек перед Богом:
Диалог об атеизме и Последнем Суде»

   Я думаю, что атеизм как «опытное знание» – недоразумение. Идеологический атеизм, скажем, философия атеизма может просто соответствовать тому воспитанию, которое вы получили, но когда человек говорит: «Я о Боге ничего не знаю, и поэтому Его не может быть», – это очень примитивный подход. Я могу быть слепым или глухим, ничего не знать о музыке или о видимом мире, но это не доказывает, что его нет. Это может быть осложнено тем, что люди злой воли или сами ослепленные (бывают и другие причины: я вам дам один пример очень любопытный) закрывают другим путь к вере, просто стараясь как бы умертвить способность верить, сводя веру к какому-то религиозному положению, тогда как вера должна охватывать гораздо большую область.
   Но иногда человек делается неверующим потому, что это его единственная защита против совести. Мне сейчас вспомнился рассказ одного умного, тонкого, образованного священника в Париже. Когда-то он был «безбожником», то есть он без Бога жил и считал себя слишком культурным и развитым, чтобы даже думать о том, чтобы быть верующим. Он разговаривал с одним священником. Сельский священник без всякого особенного образования, который попал из России в эмиграцию, его долго слушал и сказал ему две вещи: «Во-первых, Саша, не так уж важно, что ты в Бога не веришь – Ему от этого ничего, а замечательно, что Бог в тебя верит». И второе: «А ты, Саша, пойди-ка домой и подумай, в какой момент и почему ты веру потерял, в какой момент тебе оказалось нужным, чтобы Бога не было».
   Саша вернулся домой и стал думать; он был озадачен такой постановкой вопроса, таким подходом: он ожидал миссионерской речи или указания читать какие-то трактаты, а вместо этого – пойди и разберись. И он, как сам рассказывал потом, искал причины сначала в своем образовании в Богословском институте в Париже, потом в университете в России до революции, потом еще где-то, все никак не мог найти, и добрался до шестилетнего возраста. Он жил в одном из городов России, был милый мальчик, ходил в церковь каждое воскресенье и считался очень благочестивым мальчонкой: приходил, крестился, становился посреди церкви впереди и молился Богу. Каждое воскресенье ему давали одну копейку, которую он должен был положить в шапку нищего слепого; он ее клал и шел в церковь с чувством, что совершил доброе дело, оказал любовь, внимание – и теперь может пойти к Богу с чистой совестью. Как-то перед Рождеством, гуляя с матерью по городу, он набрел на магазин, где была чудная деревянная лошадь, стоившая шесть копеек. Он попросил мать ее купить, та отказала; он вернулся очень огорченный. А в следующее воскресенье, когда он шел в церковь и дошел до нищего, он подумал, что если шесть раз не дать этой копейки, он сможет купить лошадь, – и копейки не дал. Так он поступил четыре раза, а на пятый подумал: а если взять у него одну копейку, то я на две недели раньше смогу купить эту лошадь. И он у слепого украл копейку. После этого он вошел в храм и почувствовал, что не может стоять впереди: вдруг Бог его заметит, – и ушел в какой-то угол. Няня вернулась с ним домой и рассказала родителям, которые пришли в восхищение: до сих пор он был маленький, он становился перед Богом; а теперь он вошел внутрь себя, его жизнь в Боге делается более потаенной, он ищет укромного места, где он мог бы молча и созерцательно пребывать перед Богом (оптимистическая мамаша была!). А Саша чувствовал, что дело очень плохо и что надо от Бога скрываться. И вдруг вернулся из университета его старший брат, который там нахватался безбожного учения, и ему стал доказывать, что Бога нет. И Саша мне говорил: я за это ухватился. Если Бога нет, то совершенно неважно, что я украл эту копейку и не положил пяти. И с этого началось в нем «безбожие»: учение о том, что Бога нет, он воспринял как единственное спасение против укоров своей совести.
   Так что когда человек говорит: «Я неверующий», – или говорит: «Бога нет!», – не всегда надо подходить с философской точки зрения, иногда можно поставить вопрос: Откуда это идет? Не всегда можно поставить его так, как поставил Саше отец Василий, но если вы действительно хотите что-то для этого человека сделать, вы должны себе ставить вопрос за вопросом, чтобы понять; не поняв ничего, вы будете бить мимо всякой мишени.
   В каком-то смысле безбожие – это научное недоразумение, это отказ от исследования всей реальности, это так же ненаучно, как сказать: для меня музыка не существует, и поэтому ее нет… Нельзя так ставить вопрос неверующему, потому что, конечно, существует слишком богатый материал, чтобы отбиваться. Но в сущности, безбожие – это нежелание принять свидетельство хотя бы истории, хотя бы отдельных людей, которые говорят: Я знаю…
Возникает вопрос:
Но ведь само крещение может этому содействовать?
   Оно может содействовать, но не может всего заменить. Я знаю ряд случаев, когда англиканские или католические священники просто говорили человеку неверующему, который, точно в потемках, был в поисках: «Крестись и тебе будет дана вера». Это катастрофа, потому что вера так не дается; она дается, но не просто потому, что над человеком совершен обряд крещения. Двух таких людей я знал и принял в православие, но мне пришлось десятки лет работать с ними, чтобы они изжили отчаяние и разочарование, что Бог их обманул. Священник от имени Бога им обещал: «Я тебя окуну в святую воду, и ты получишь веру»; окунули – и ровно ничего не случилось. С одним человеком было еще хуже: это был психически расстроенный человек, ему была обещана не только вера, но и исцеление, и не последовало ни исцеления, ни веры.
   Так нельзя подходить; нельзя обещать, что таинства подействуют на человека автоматически. Это не укол морфия, не лекарство, которое подействует, кто бы ты ни был и что бы с тобой ни делалось. В православном учении есть понятие о действительности таинств, то есть о том, что таинство, совершенное законно поставленным священником и преподаваемое человеку, реально. Но есть и другая сторона: оно действительно, но может быть недейственно, потому что нет почвы, которая бы его восприняла. Когда апостол Павел говорит: Берегитесь, как бы вы не приняли таинство в суд и во осуждение (см. 1 Кор. 11:29) – речь об этом идет: нельзя принимать таинство в надежде, что что-нибудь да случится. Для этого надо, чтобы в человеке был голод по Богу; тогда путем таинств может случиться то, что не может случиться путем диалектики, спора и т.д.
    Все-таки атеизм связан с очень глубоким реализмом в отношении к миру. Это очень серьезно в атеизме, как и то, что он сам себя оправдать не может. Мне кажется, отношение к атеизму со стороны христианства должно быть внимательное…
      

эту страницу сайта посетили 129 человек + Вы

Комментирование запрещено